Всемирный день здоровья: в гостях у "Российской газеты" академик Е. Л. Насонов

Академик Евгений Насонов: Нельзя по телевизору избавить человека от депрессии и боли.

7 апреля празднуется Всемирный день здоровья. В этом году у него не совсем обычный девиз: "Депрессия: давай поговорим". И поговорить решили с главным ревматологом Минздрава России академиком Евгением Насоновым.

 

Российская газета - Федеральный выпуск №7240 (74)/ https://rg.ru, Рубрика: Общество, Статья: "Давай поговорим!", беседовала Ирина Краснопольская

Евгений Насонов: Всегда был и всегда будет главной фигурой врачевания только врач, общение с ним. Никакие технологии тут не замена.

 

Евгений Львович, это ведь только говорят, что все болезни от нервов. Все чаще они от того, что люди начисто утрачивают возможность общения?

Евгений Насонов: Главное проявление ревматических заболеваний - хронические боли в суставах. И практически невозможно найти примеры хронических болей, которые бы не приводили к депрессии. С другой стороны, мы знаем, что депрессия сама может проявляться болями в суставах, мышцах, связках. И значит, вылечить боль без влияния на депрессию - нереально. Потому чрезвычайно важно не только сверхмощное лекарство, но и взаимодействие врача и пациента. Доверие пациента к врачу творит чудеса, позволяет не только уменьшить боль, но и снять депрессию.

Вам легко говорить с высоты вашего академического статуса. А каково коллеге, который ведет прием в поликлинике? И у него всего 10-15 минут на пациента.

Евгений Насонов: Я думаю, что это самая большая проблема сейчас не только в России - во всем мире. Правит принцип: и жить торопимся, и чувствовать спешим. А это опасно. Есть такое выражение: лекарство никогда не поможет пациенту, если пациент не хочет его применять. Это связано и с депрессией у пациента, и с недостатком получения необходимых сведений о болезни и лекарственном лечении от лечащего врача, у которого для такого просвещения попросту нет времени.

Депрессия может проявляться болями в суставах, мышцах, связках. И вылечить боль без влияния на депрессию нереально

 

Но есть Интернет, есть гаджеты, есть стремление внедрения телемедицины на всех уровнях врачевания. И, скажем, пациенту из далекой провинции нет необходимости стремиться к столичному "светилу" - достаточно увидеть его на теле- или компьютерном экране и получить консультацию...

Евгений Насонов: Я ни в коем случае не против телемедицины! Более того, наш Институт ревматологии имени Валентины Насоновой вкупе с Бакулевским центром сердечно-сосудистой хирургии начинали развитие телемедицины в России. Это улучшило ситуацию в подготовке медицинских кадров, в диагностике сложных случаев, в выборе оптимального лечения и т.д. Телемедицину надо развивать и впредь. Потому что появляются новые технические возможности. Но всегда был и всегда будет главной фигурой врачевания врач, общение с ним. Никакие технологии тут не замена. Нельзя по телевизору избавить человека от депрессии, от боли.

Ревматические болезни занимают третье-четвертое место среди причин утраты трудоспособности. Уступая лишь болезням сердца, раковым опухолям и травмам. А по силе боли они, по-моему, превосходят все?

Евгений Насонов: Самые распространенные боли - в спине. Практически каждый человек на земном шаре страдает ими. А еще боли в коленном суставе - ими страдает каждый второй после 70 лет. Подагра - это и вовсе удел мужчин среднего возраста. Женщины от нее мучаются реже. Подагра - пример таких острых, мучительных болей, что даже зубная боль, боль онкобольного в последней стадии уходят на задворки.

И как с этим бороться? Ратуете за применение наркотических препаратов, как для онкобольных?

Евгений Насонов: Ни в коем случае! Есть такое понятие: воспалительные боли. При них наркотики малоэффективны. Помогают лекарства, которые снимают воспаление.

Они доступны всем? Их цены приемлемы для среднестатистического пациента?

Евгений Насонов: Вас удивит, но ответ утвердительный. Почему же столько страдальцев? Надо уметь различать боль, связанную с метастазами, при которых альтернативы наркотикам нет. И боль, связанную с воспалением, для устранения которой более эффективны противовоспалительные препараты.

Так почему так много ревматических заболеваний? Почему их не становится меньше? Почему не снимается боль у тех, у кого уже поставлен диагноз? В чем дело?

Евгений Насонов: Ревматических болезней больше потому, что люди стали жить дольше. То есть они доживают до своих болей. И организация медицинской помощи должна это учитывать. И еще - тому тоже вина цивилизации - у людей ныне больше возможностей не только вкусно поесть, но, что самое огорчительное, много поесть. Лишний вес - один из путей развития ревматических недугов. И действенных, надежных способов борьбы с тем же ожирением нет. Есть призывы о том, что можно есть, когда можно есть, от чего надо отказаться. Все они правильные. Но... Самое трудное - изменение менталитета человека.

Вот и в нынешний Всемирный день здоровья пройдут эстафеты, будет активная пропаганда здорового образа жизни, состоятся хорошие лекции... А в конце дня соберутся их участники за накрытым столом, отдадут дань трудам хозяйки, опрокинут рюмочку-другую за здоровье. Уже потом могут встать на весы, ужаснуться цифрам. Дать зарок: есть меньше. От спиртного отказаться. Может, вспомнят, что съеденное пирожное - это одна минута удовольствия во рту, но всю жизнь лишние килограммы в бедрах.

И, констатируя сей факт, многие впадают в ту же депрессию. Значит, нам пора говорить о ревматоидном артрите, поскольку он не только визитная карточка современной ревматологии, но и частая причина депрессии.

Евгений Насонов: Ревматоидный артрит - не только одно из самых частых хронических заболеваний, но и уникальная модель для изучения роли воспаления при самых различных заболеваниях, включая депрессию. Во-первых, он сокращает жизнь. Во-вторых, нередко приводит к развитию инфаркта миокарда, инсульта и даже онкологических заболеваний. Человек теряет трудоспособность. Может возникнуть необходимость протезирования вышедших из строя суставов. Конечно, сейчас для лечения этих заболеваний совсем иные возможности. Например, протезирование суставов уже не редкость. Оно проводится во всех регионах страны. Протезы, правда, в основном импортные. Но по цене они доступны. Чаще всего протезирование входит в программу ОМС. А там, где этого нет, расходы берет на себя региональный бюджет. К сожалению, даже уникальные лекарства не всегда избавляют человека от ревматоидного артрита. Только при своевременном обращении к нужному врачу. В остальных случаях они помогают избежать ранней инвалидности.

Вы сказали: "К нужному врачу". К ревматологу?

Евгений Насонов: Ревматоидный артрит должен лечить только ревматолог.

Вы главный ревматолог РФ, потому спрошу: ревматолог есть во всех поликлиниках? Во всех регионах? Во всех деревнях и селах?

Евгений Насонов: Уточню: я не только главный ревматолог Минздрава России, но еще и президент общественной организации - Ассоциации ревматологов России. И обе эти организации стремятся к тому, чтобы ревматологическая помощь была доступной. Но ревматологов в стране пока не хватает. Это наша беда, наша боль, против которой современные лекарства, увы, бессильны.

А такие мероприятия, как ваш очередной съезд, который состоится в конце апреля и посвящен тому, чтобы терапевты, которые основа поликлинической помощи, владели знаниями в области ревматологии, направлен на решение этой проблемы?

Евгений Насонов: Конечно! Это самое главное. Потому что завтра нужное количество ревматологов не появится. С узкими специалистами положение в здравоохранении не лучшее. А вот обучить терапевтов хотя бы азам ревматологии можно.

Недавно проведено любопытное исследование: ученые установили, что самые плаксивые дети - в Великобритании, Италии, Канаде и Нидерландах. А самые спокойные - в Дании, Германии и Японии. Выяснили, сколько и в каком возрасте ребенок может плакать.

Евгений Насонов: Исследование, можно сказать, просто в рамках нынешнего Всемирного дня здоровья. Да, младенцы плачут. Потому что у них что-то болит, чаще всего колики в животике. И известно, что мамина или бабушкина песенка способна успокоить малыша. Он перестает плакать. У него была депрессия? С ним поговорили? Можно и так. Врач должен быть как та же мама, должен уметь говорить с пациентом, чтобы и боль снять, и от депрессии избавить.

Вы трудитесь в учреждении, которое носит имя вашей мамы - Валентины Александровны Насоновой. Очень важно, что есть династии врачей. Наверное, у вас просто не было иного выхода, кроме как посвятить себя медицине. Хотя в институт имени мамы вы пришли тогда, когда уже были в звании члена-корреспондента академии. Всю жизнь занимаетесь врачеванием. Следуете любимому вами высказыванию Конфуция: "Найдите работу по душе, и вы не будете работать ни одного дня в жизни"? Однако кроме работы вы еще занимаетесь коллекционированием афоризмов, цитат...

Евгений Насонов: Даже готовлю книгу. Материал для нее собираю более 50 лет. На мой взгляд, у каждого должно быть свое хобби. Это, поверьте, спасает от многих болезней. От депрессии в том числе. Не всегда хочется говорить только о работе. А поговорить, как предлагает девиз нынешнего Дня здоровья, необходимо.

С этим материалом можно ознакомиться на сайте "Российской газеты":
https://rg.ru/2017/04/06/revmatolog-evgenij-nasonov-depressiia-mozhet-proiavliatsia-boliami-v-sustavah.html