Интервью академика Евгения Насонова

Героиня пьесы классика XIX века жаловалась, что у нее "ноги гудут". Ходила с трудом. Шло время. Менялись века. А ноги по прежнему, и даже чаще, чем раньше, "гудут". И это не что иное, как проявление ревматизма. Что же это такое в современном понимании? Об этом обозреватель "РГ" беседует с ведущим ревматологом России, научным руководителем Института ревматологии имени Валентины Насоновой, академиком РАН Евгением Насоновым.

 

Евгений Львович! Институт имени Насоновой - мирового уровня центр ревматологии. Вы сын Валентины Александровны, ведущий ревматолог страны. И редкий в наше время случай: трудитесь в учреждении, созданном вашей мамой…

Евгений Насонов: Династии в разных областях жиз

ни имеют большое значение. В медицине особенно. Династии Боткиных, Вишневских, Коноваловых… Надо отличать династии от так называемых родственных связей. Это разные вещи. Но несправедливо, когда династия, скажем, рабочих всячески поощряется, а династия врачей вызывает подозрение. И потому сын не может работать под руководством отца. Или жена быть в подчинении у мужа. Думается, это пройдет. И станем доброжелательно относиться к медицинским династиям. Моя мама Валентина Александровна была, без преувеличения, выдающимся ревматологом. Ее имя носит институт, который она в свое время создала. И я, признаюсь, горжусь, что работаю в институте, носящем ее имя, что занимаюсь ревматологией.

Самые современные и дорогостоящие противовоспалительные препараты мало помогают пациенту, который в депрессии

Очень по нынешним временам актуальная область медицины. Даже трудно сказать, какое место ревматические заболевания занимают в перечне современных страданий человека.

Евгений Насонов: Не хочется быть впереди в этом списке. Но вынужден признать: сложно в наше время найти человека, тем более в пожилом возрасте, который бы не страдал болями в суставах. И чем дальше, тем больше подобных соискателей нашей помощи.

Ваших пациентов сверхдостаточно. А специалистов в этой области? На что может рассчитывать человек, у которого, скажем, возникли боли в коленях или спине? Куда ему обращаться? Теперь, например, требуется, чтобы у врача в поликлинике была так называемая онкологическая настороженность. А ревматологическая нужна?

Евгений Насонов: Конечно! У всех хронических болезней есть общая закономерность: чем раньше поставлен диагноз, тем лучше прогноз. А уж если это относится к нашим суставам… Тем более что существуют менее частые, но весьма тяжелые ревматические заболевания, которые поначалу, подобно опухолям, незаметны, без симптомов. Их чрезвычайно сложно выявить. Поэтому значение компетентности ревматолога важно чрезвычайно.

Важно. Вот я обратилась в первичное звено - то есть в поликлинику. На что я могу рассчитывать? Там есть необходимое современное оборудование для моего обследования? Там врач располагает временем, чтобы меня выслушать, осмотреть, правильно направить на обследование и так далее?

Евгений Насонов: Увы! Ревматических заболеваний много, их все больше. А ревматологов мало и больше не становится. Поэтому важнейшая задача - повышать компетентность врачей-терапевтов в области ревматологии.

Евгений Львович! Вы профессор Первого медицинского университета имени Сеченова. Когда-то вы его и окончили. Можно говорить о том, что в этом вузе специалистов в области ревматологии готовят на должном уровне?

Евгений Насонов: У Сеченовского всегда была неплохая репутация в этой области. Сейчас выросли требования ко всем разделам подготовки медицинских кадров. В том числе и в области ревматологии. Это связано с появлением инновационных методов диагностики, особенно лечения, которое позволяет улучшить прогноз при таких болезнях. Для этого надо очень много знать. В современной медицине кроме всегдашней биологии все громче заявляют о себе физика, математика, химия. Но далеко не все студенты владеют даже азами этих дисциплин. Перестроиться не так просто. Но процесс, как говорится, пошел. Хотя завтра ощутимый результат не возникнет. Требуется время.

Но у пациента этого времени нет. Что ему делать сегодня?

Евгений Насонов: Вас, возможно, удивит мой ответ. Но в наше время высоких технологий, цифры как никогда возросла роль личности врача, его умения общаться с пациентами. Современный врач должен быть не только широко образованным человеком. Но и обязательно психологом. Очень важен психологический фактор. Та же депрессия способна привести к развитию ревматических болезней или способствовать их прогрессированию. Оказалось, что самые современные и дорогостоящие противовоспалительные препараты мало помогают пациенту, который в депрессии. В XXI веке мы по сути возвращаемся к идеям великих физиологов XIX века, которые придавали нервной системе огромную значимость в развитии практически всех болезней. Действительно, нервная, иммунная системы тесно связаны друг с другом. Та же депрессия может увеличить риск развития ревматических болезней. И наоборот: ревматические болезни способны ввергать человека в депрессию. Эти и связанные с ними проблемы мы по инициативе и при поддержке Российской академии наук впервые будем обсуждать в конце месяца на первом Российском конгрессе, посвященном проблемам аутоиммунитета и аутовоспаления. Конгресс состоится в Москве. Участвовать в нем дали согласие крупнейшие медики России и зарубежных стран. Поскольку это проблема не только нашей страны - всего мира. Независимо от того, благополучная это страна или развивающаяся.

Депрессия ведет к ревматическим заболеваниям. Ревматические заболевания ведут к депрессии. Некий замкнутый круг. А кто сегодня не в депрессии? Что же делать?

Евгений Насонов: На этот вопрос ответить более чем сложно. Но все-таки… Причины развития ревматических заболеваний чрезвычайно разнообразны. Кроме депрессии есть немало других факторов развития тех же болей в суставах. Поэтому важнейшая задача - не удивляйтесь! - взять на вооружение ведение здорового образа жизни. Поверьте, это самая важная рекомендация медиков не только при заболеваниях сердца, но и болезней суставов.

Провозгласить его просто. Соблюдать проблематично. Как в наше время уйти от депрессии? Перед глазами одна и та же картинка. Заботливая бабушка решила в честь праздника пригласить к себе детей, внуков, правнуков. Хлопотала долго. Наготовила всяческих вкусных блюд. Накрыла красивый стол. Все пришли. Принесли цветы, подарки. Потом сели за стол и… уткнулись в свои планшеты, мобильники. А бабушке-то хотелось поговорить, пообщаться…

Евгений Насонов: Огромная проблема. И она не уйдет. Новое поколение буквально с пеленок привязано к этим самым планшетам. И никакие "страшилки", что это опасно для здоровья, не срабатывают. Это общая мировая проблема. Ее не сбросить со счетов. С этим приходится мириться. Но все же: пусть каждый из нас - и врач, и пациент - подумает о том, как важно общение друг с другом. Как важно поговорить…

Не боитесь, что некоторые читатели решат, что главное средство от ревматических болезней - общение?

Евгений Насонов: Боюсь. Тем более что это не совсем так. Тем более если речь о таких тяжелых заболеваниях, как болезнь Бехтерева у мужчин и системная красная волчанка у женщин. В лечении этих недугов сейчас появилась возможность своевременной диагностики и эффективного лечения новыми препаратами. Не таблетками и порошками. А введением современных инновационных биотехнологических препаратов. Раньше такие пациенты становились пожизненными инвалидами. Теперь иной прогноз: они не только могут жить долго. Но жить полноценно и счастливо. Кстати, замечено, что такие пациенты почти не впадают в депрессию. Наверное, потому, что лучше других знают цену каждой минуты жизни.

Ревматизм, боли в суставах, Даже боли в сердце… Что же он такое в современном понимании?

Евгений Насонов: Слово ревматизм, пожалуй, устарело. Само по себе - это в переводе с греческого - то что течет, растекается. В данном случае по организму. На мой взгляд, в наше время правильнее говорить о ревматических болезнях. Основным следствием которых являются боли и воспаления всего организма. В первую очередь суставов.

Чем человек старше, тем ощутимее одиночество. Уходят сверстники, уходят друзья, близкие. Одиночество ведет к депрессии. А депрессия… Далее все по порядку. Чем старше человек, тем чаще он страдает этими ревматическими недугами. И тем сложнее ему получить эффективную помощь. Потому практический вопрос: где предпочтительнее лечить эти болезни? В домашних условиях или в стационаре?

Евгений Насонов: Все зависит от характера заболевания. Но начинать лечение лучше в стационаре. Понимаю, что дома и стены лечат. Но в случае той же болезни Бехтерева или системной красной волчанки без стационара не обойтись.

Россиянину, живущему не в Москве, особенно немолодому, такое лечение в стационаре доступно?

Евгений Насонов: Доступно. Правда, не всегда по месту жительства. Пациент получает квоту на лечение в федеральных центрах, которые ныне есть не только в столице. А вот получение таких квот должно быть под контролем местных органов здравоохранения, чтобы пациент не впал в депрессию из-за бюрократических проволочек.