• Главная
  • /
  • Новости
  • /
  • Насонов Евгений Львович: «Лечение псориатического артрита – это командная работа»

Насонов Евгений Львович: «Лечение псориатического артрита – это командная работа»

Интервью порталу ЛЕКОБОЗ академика РАН, доктора медицинских наук, президента Общероссийской общественной организации «Ассоциация ревматологов России», главного внештатного специалиста-ревматолога Минздрава РФ Евгения Львовича Насонова. С оригиналом интервью можно ознакомиться по ссылке

Прорыв XXI века

– Евгений Львович, ревматические заболевания возникли не вчера, а существуют уже очень давно. Однако именно сейчас к ним возник всплеск интереса. Почему?

– Да, болезни эти – старые, хотя сама наука ревматология – относительно молодая. Она возникла в прошлом веке на фоне зародившегося интереса к иммунологии. В отличие от многих других врачебных специализаций в арсенале ревматологии долгое время не было эффективных лекарств. Появление в середине прошлого века глюкокортикоидов совершило первый переворот, который можно сравнить разве что только с открытием Флемингом антибиотиков, поскольку до того момента препаратов, оказывающих реальное воздействие на патогенетический механизм заболевания, не существовало. И хотя мы сегодня ругаем стероиды за многие побочные явления, связанные с их приемом, нельзя не признать, что не возникни в 1948 году глюкокортикоиды – может, не было бы и такой науки, как ревматология. Однако прогресс не стоит на месте, и сегодня на вооружении у врачей появились уже другие современные лекарства. Если раньше нам приходилось использовать препараты, которые применялись, допустим, в онкологии и гематологии, то с появлением специальных иммунобиологических противоревматических лекарств открылась новая эра в лечении ревматоидного и псориатического артрита, а также других ревматических заболеваний. Создание этих инновационных препаратов без преувеличения можно назвать главным прорывом медицины начала XXI века.

– Каковы причины иммуновоспалительных заболеваний? И существует ли их профилактика?

– В том-то и вся проблема, что невозможно назвать 1-2 причины развития этих болезней, поскольку они полиэтиологичные, полигенные. Первооснова их развития – нарушения в системе иммунитета, повлиять на который наука пока еще не в состоянии. Поэтому, если говорить о первичной профилактике, следует сказать не об одном, а о комплексе методов, способных ремоделировать иммунитет. К сожалению, механизма развития иммуновоспалительных болезней мы не знаем, но нам известны триггеры, которые могут запускать патологическую реакцию. Например, это инфекции. Поэтому важной частью защиты должна стать вакцинация. В то же время я не могу себя назвать ярым поборником прививок, и считаю, что вакцинироваться надо очень осторожно и правильно. Кроме того, разумеется, важен правильный образ жизни. Принципы ЗОЖ известны всем, нет нужды их перечислять. Но на одном из них стоит остановиться подробнее. Речь идет о состоянии микробиоты кишечника. Микробиота – это не просто набор бактерий, населяющих ЖКТ, а целый микромир, от которого зависит и иммунитет человека, и его здоровье, причем, как физическое, так и психическое. Недаром за рубежом сегодня активно развивается пересадка полезных бактерий – фекальная трансплантация, с помощью которой лечат и телесные недуги, и депрессию. Вероятно, в будущем это направление будет совершенствоваться, и нам откроются новые перспективы.

Командное дело

– Одно из тяжелых инвалидизирующих ревматических заболеваний – псориатический артрит, развивающийся как осложнение псориаза. Изменилось ли за прошедшие годы представление об этой болезни? И насколько часто она встречается?

– По статистике, псориазом страдает около 5% людей на земном шаре. Где-то заболеваемость выше, как, например, на Карибах, где-то – ниже, но в среднем вот так. И примерно у 30% больных впоследствии развивается тяжелое потенциально инвалидизирующее поражение суставов – псориатический артрит. Чем дольше я и мои коллеги занимаемся ревматологией, тем яснее осознаем, что псориаз, псориатический и ревматоидный артриты – это не отдельные болезни, а сложные клинико-иммунологические синдромы. Если бы речь шла только о поражении кожи, или даже о сочетанной патологии кожи и суставов, это было бы одно. Но при этих заболеваниях возникает целый клубок проблем, затрагивающий большинство органов и систем организма. Именно в этом и заключается сложность в лечении, потому что воздействовать нужно не с одной стороны, а комплексно.

– То есть человек с псориатическим артритом вынужден лечиться сразу у нескольких специалистов: у ревматолога и дерматолога, как минимум. Не возникает ли противоречия в медицинских назначениях и как вообще наладить правильный контакт между специалистами в этом случае?

– Лечение псориатического артрита не должно находиться в компетенции лишь одного врача. Это исключительно командная работа, недаром, например, за рубежом уже создаются специальные дермато-ревматологические клиники. Нам тоже необходимо этого добиться. И, несмотря на то, что я очень горжусь своей специальностью и счастлив быть именно ревматологом, я прекрасно отдаю себе отчет в том, что воздействовать на болезнь только с одной стороны мало. Без создания специальных организаций, где бы работали и дерматологи, и ревматологи, и другие врачи, нам успеха не добиться. Ведь, например, при псориазе у больных могут страдать не только кожа и суставы, но и, например, глаза, а также кишечник, а еще и психика, а значит, пациенты будут нуждаться во внимании офтальмологов, гастроэнтерологов, психологов. Поэтому еще раз подчеркиваю, залог эффективности – в командном подходе к лечению.

– Но чтобы создавать мультидисциплинарные бригады врачей, наверное, требуется что-то изменить и в организации медицинской помощи, и в подготовке самих медицинских кадров. Как с этим обстоят дела?

– Сама идея командного подхода к лечению псориаза и псориатического артрита возникла не так давно, причем, не только в России, но и во всем мире. И мне радостно сказать, что мы в этом плане не отстаем. И у нас тоже будут создаваться такие мультидисциплинарные центры, как в Западной Европе, в Испании, например.

Правильное лечение в нужное время

– Каковы главные принципы эффективного лечения псориатического артрита?

– Главное, чтобы лечение пациенты получали правильное, и чтобы оно назначалось им как можно раньше. Но, к сожалению, даже в Москве иногда приходится сталкиваться с крайне запущенными случаями. Нередко до постановки диагноза проходит несколько лет. Известны случаи, когда, например, люди по 2-3 года ходят лечить грибок ногтя, хотя на самом деле у них – не микоз, а псориаз.

Но я бы не стал огульно ругать врачей, потому что ответственность не только на них. Как сказал, кажется, Р. Киплинг: «Медицина была бы по-настоящему великой наукой, если бы пациенты не врали врачам». Ведь, действительно, добиться от больных искренности, правдивых ответов не всегда легко. Особенно в рамках тех нескольких минут, что сегодня по нормативам отводятся на прием. А ведь в случае таких тяжелых заболеваний, как, например, псориаз и псориатический артрит, важно уделять внимание не только физическим, но и психологическим симптомам. От настроя и душевного состояния пациента очень сильно зависит прогноз лечения. Недаром есть известное выражение о том, что лечение будет успешным только тогда, когда врачу известно о заболевании две вещи: какой пациент болеет, и какая именно у него болезнь. Разумеется, я не умаляю значение медикаментов, но вот этот психологический момент, на мой взгляд, равноценен лекарственному лечению.

– Как обстоит дело с доступностью инновационной лекарственной терапии у больных псориатическим артритом?

– Сказать, что плохо, у меня не поворачивается язык. Но и признать, что блестяще, я тоже не могу. Конечно, иммунобиологические лекарства – очень дорогие. Но в рамках существующих квот мы раньше как-то старались выбивать лекарства для наших пациентов. Теперь лекарственная помощь больным ревматологическим заболеваниям передана в ведение фонда ОМС. И тут уже все очень сильно отличается в зависимости от региона. Так, если в Москве обеспеченность больных иммунобиологическими лекарствами – на нормальном уровне, то в других областях все может быть очень по-разному. Но скажу, что ситуация все-таки улучшается, и если 5-6 лет назад до нас доносились просто крики отчаяния, то сейчас такого уже нет, к голосу пациентов стали прислушиваться. Сегодня силами пациентских организаций и самих врачей в регионах эти проблемы все-таки начали решаться.

Автор: Елена Нечаенко